Директор Пробирной Палатки и поэт, драматург, философ Козьма Прутков – гениальная мистификация русской сатиры. Этот вымышленный персонаж так основательно утвердился в русской литературе, что ему мог бы позавидовать иной реально существовавший писатель. В настоящее время Козьма Прутков справедливо считается одним из классиков русской юмористической литературы.

Козьма Прутков завоевал народное признание. Многие выражения из стихотворений и афоризмов Козьмы Пруткова вошли в живую речь («Никто не обнимет необъятного», «Если хочешь быть счастливым, будь им», «Козыряй!», «Бди!», «Зри в корень!», «И терпентин на что-нибудь пригоден», «Что имеем – не храним, потерявши – плачем», «Век живи – век учись» и т. д.). В Пруткове во всем своем блеске обнаружился русский ум, умеющий взглянуть на себя со стороны да над собой же и посмеяться.

В 1988 году Козьма Прутков появился в кинематографе – режиссер Юрий Мамин поставил кинокомедию «Фонтан», начавшуюся афоризмом сочинителя: «Если у тебя есть фонтан, заткни его; дай отдохнуть и фонтану».

В 1998 году в городе Сольвычегодске прошел первый фестиваль Козьмы Пруткова, праздник сатиры и юмора под девизом «Глядя на мир, нельзя не удивляться».

23 апреля 2003 года – в день 200-летия Козьмы Пруткова учреждена пародийная премия юбиляра «Чугунный Козьма».

В сентябре 2004 года – в год 150-летия появления имени Козьмы Пруткова в печати – вышел сайт юбиляра с его полным собранием сочинений.

Но не всем известно, что начало литературному образу Козьма Прутков было положено на Липецкой земле летом 1851 года в усадьбе братьев Жемчужниковых Павловке (ныне Долгоруковский район), куда с визитом нагрянул Алексей Константинович Толстой. И единственный памятник гениальному Козьме установлен на долгоруковской земле. Автором памятника является Иван Александрович Христенко – краевед, бывший директор музея-усадьбы «Край Долгоруковский», ежегодно устраивающий Жемчужниковские чтения.

Портрет Козьмы Пруткова

Портрет Козьмы Пруткова создали к несостоявшемуся изданию 1853/54 годов тогдашние студенты Академии художеств, занимавшиеся и жившие вместе: Лев Михайлович Жемчужников, будущий профессор Александр Егорович Бейдеман и Лев Феликсович Лагорио.

В «Биографических сведениях о Козьме Пруткове» подробно описан этот его единственный прижизненный «портрет, отпечатанный в том же 1853 году в литографии Тюлина, в значительном количестве экземпляров. Тогдашняя цензура почему-то нe разрешила выпуска этого портрета; вследствие этого не состоялось и все издание. В следующем году оказалось, что все отпечатанные экземпляры портрета, кроме пяти, удержанных издателями тотчас по отпечатании, пропали, вместе с камнем, при перемене помещения литографии Тюлина, вот почему при настоящем издании приложена фотогиалотипная копия, в уменьшенном формате, с одного из уцелевших экземпляров того портрета, а не подлинные оттиски. Дорожа памятью о Козьме Пруткове, нельзя не указать и тех подробностей его наружности и одежды, коих передачу в портрете он вменял художникам в особую заслугу; именно: искусно подвитые и всклоченные, каштановые, с проседью, волоса; две бородавочки: одна вверху правой стороны лба, а другая вверху левой скулы; кусочек черного английского пластыря на шее, под правою скулой, на месте постоянных его бритвенных порезов; длинные, острые концы рубашечного воротника, торчащие из-под цветного платка, повязанного на шее широкою и длинною петлею; плащ-альмавива, с черным бархатным воротником, живописно закинутый одним концом за плечо; кисть левой руки, плотно обтянута я белою замшевою перчаткою особого покроя, выставленная из-под альмавивы, с дорогими перстнями поверх перчатки (эти перстни были ему пожалованы при разных случаях). Когда портрет Козьмы Пруткова был уже нарисован на камне, он потребовал, чтобы внизу была прибавлена лира, от которой исходят вверх лучи. Художники удовлетворили это его желание, насколько было возможно в оконченном уже портрете; но в уменьшенной копии с портрета, приложенной к настоящему изданию, эти поэтические лучи, к сожалению, едва заметны».

Стихотворение Козьмы Пруткова «Мой портрет», представляет наиболее характерные черты творчества и духовного облика поэта.

Мой портрет
Когда в толпе ты встретишь человека,
Который наг; 1
Чей лоб мрачней туманного Казбека,
Неровен шаг;
Кого власы подъяты в беспорядке;
Кто, вопия,
Всегда дрожит в нервическом припадке, –
Знай: это я!

Кого язвят со злостью вечно новой,
Из рода в род;
С кого толпа венец его лавровый
Безумно рвет;
Кто ни пред кем спины не клонит гибкой,
Знай: это я!..
В моих устах спокойная улыбка,
В груди – змея!



1Вариант: «На коем фрак». (Примечание К. Пруткова.)

Биография Козьмы Петровича Пруткова

Согласно биографии, представленной авторами личности Козьмы Петровича Пруткова, «родился» всенародно любимый лирик, философ, острослов, тонкой души человек в начале XIX века. День рождения известен – 11 (23) апреля. Год рождения его еще точно не установлен. Один из его биографов называет 1803-й, другой – 1801 год. Он появился на свет в деревне Тентелевой Сольвычегодского уезда, входившего в то время в Вологодскую губернию, и происходил из незнатного, но весьма замечательного дворянского рода. Дед его, отставной премьер-майор и кавалер Федот Кузьмич Прутков, оставил потомству знаменитые «Гисторические материалы», которые, при всей их старомодности и неуклюжести слога, обладают несомненными достоинствами, содержат глубокие и остроумные мысли. Будучи уже зрелым литератором, Козьма Прутков опубликовал «Исторические материалы Федота Кузьмича Пруткова (деда)», скромно объявив в предисловии: «Весь мой род занимался литературою» – и пообещав, вслед за дедовыми записками, издать записки отца и свои собственные.

Причастен к литературе был и Петр Федотыч Прутков, отец писателя, создавший оперетту «Черепослов, сиречь Френолог», веселость, живость, острота и соль которой, по словам Козьмы Пруткова, одобрены были такими крупными поэтами, как Державин, Херасков, Шишков, Дмитриев и Хмельницкий, а Сумароков даже составил на нее эпиграмму. Становится понятной та неодолимая страсть к сочинительству, отличавшая Козьму Пруткова до конца дней его. При крещении будущую знаменитость нарекли Кузьмой, но впоследствии сам он переименовал себя в Козьму и даже в Косьму, чем подтвердил еще один собственный афоризм о том, что «всякая вещь есть форма проявления беспредельного разнообразия».

Образование Козьма Петрович получил домашнее, освоив науки с помощью приходского священника Иоанна Пролептова. При этом по упражнению на счетах Кузьма получил у своего учителя отметку «смело-отчетливо», а по русской словесности – «назидательно-препохвально», что предрекало успех Пруткова на избранных им впоследствии поприщах.

Изучая афоризмы Козьмы Пруткова, мы находим в них отражение некоторых событий его жизненного пути. «Если хочешь быть красивым, поступи в гусары», – писал он, и это обстоятельство, возможно, побудило его в 1820 году начать службу юнкером в одном из лучших гусарских полков. Однако уже через два года с небольшим он оставил службу, увидев во сне голого бригадного генерала в эполетах. Сон этот оказал большое влияние на всю жизнь Козьмы Пруткова и послужил объектом пристального внимания многих исследователей жизни и творчества поэта, в том числе и зарубежных.

Тотчас после отставки, последовавшей в 1823 году, К. П. Прутков определился на службу по министерству финансов, в Пробирную Палатку, где оставался до смерти. Здесь он удостоился получить все гражданские чины, до действительного статского советника включительно, и орден св. Станислава 1-й степени. Всего этого К. П. Прутков добился без особой протекции, руководствуясь принципом, что «усердие все превозмогает».

Впоследствии он писал: «Мой ум и несомненные дарования, подкрепляемые беспредельною благонамеренностью, составляли мою протекцию». Все биографы отмечают безукоризненное управление К. П. Прутковым Пробирной Палаткой. Подчиненные любили, но боялись его, поскольку он был справедлив, но строг.

На 25-м году жизни Козьма Петрович соединил судьбу свою с судьбой Антониды Платоновны Проклеветантовой, от коей имел множество детей (в живых осталось 4 дочери и 6 сыновей).

Семья проживала в Петербурге в большой казенной восемнадцатикомнатной квартире в доме № 28 на Казанской улице, что берет свое начало от Невского проспекта у Казанского собора. Там находилась и Пробирная Палатка Горного департамента министерства финансов.

Но как бы ни были велики служебные успехи и семейные достоинства К. П. Пруткова, они одни не доставили бы ему даже сотой доли той славы, какую он приобрел литературною своею деятельностью. Между тем он пробыл в государственной службе (считая гусарство) более сорока лет, а на литературном поприще действовал гласно только пять лет (в 1853-54 и в 1860-х годах).

До 1850 года, именно до случайного своего знакомства с небольшим кружком молодых людей, состоявшим из нескольких братьев Жемчужниковых и двоюродного их брата, графа Алексея Константиновича Толстого, – Козьма Петрович Прутков и не думал никогда ни о литературной, ни о какой-либо другой публичной деятельности. Он понимал себя только усердным чиновником Пробирной Палатки и далее служебных успехов не мечтал ни о чем. В 1850 году граф А. К. Толстой и Алексей Михайлович Жемчужников, не предвидя серьезных последствий от своей затеи, вздумали уверить его, что видят в нем замечательные дарования драматического творчества. Он, поверив им, написал под их руководством комедию «Фантазия», которая была исполнена на сцене Александринского театра, в высочайшем присутствии, 8 января 1851 года. В тот же вечер, однако, по особому повелению она была изъята из театрального репертуара.

Эта первая неудача не охладила начинавшего писателя ни к его новым приятелям, ни к литературному поприщу. Он, очевидно, стал уже верить в свои литературные дарования. Упомянутый Алексей Жемчужников и брат его Александр ободрили его, склонив заняться сочинением басен.

Делая эти первые шаги в литературе, Козьма Петрович Прутков не думал, однако, предаться ей. Он только подчинялся уговорам своих новых знакомых. Ему было приятно убеждаться в своих новых дарованиях, но он боялся и не желал прослыть литератором; поэтому он скрывал свое имя перед публикою. Первое свое произведение, комедию «Фантазия», он выдал на афише за сочинение каких-то «X и Z». Его басни выходили в журнале «Современник» в 1851-1852 гг. инкогнито.

Слава Козьмы Пруткова установилась так быстро, что в первый же год своей гласной литературной деятельности (в 1853 г.) он уже занялся приготовлением отдельного издания своих сочинений с портретом. Для этого были тогда же приглашены им трое художников, которые нарисовали и перерисовали на камень его портрет, отпечатанный в том же, 1853 году, в литографии Тюлина, в значительном количестве экземпляров. Но тогдашняя цензура не разрешила выпуска этого портрета; вследствие этого не состоялось и все издание.

После 6-летнего перерыва (1854-1860) публикации возобновились, последним его опубликованным сочинением стал «Проект о введении единомыслия в России».

Козьма Прутков писал басни, эпиграммы, лирику, баллады. Не чужды ему были драматические жанры: комедия, водевиль, драма, мистерия, естественно-разговорное представление... В его прозе можно усмотреть автобиографический, публицистический, исторический и эпистолярный жанры. Он писал полемические статьи и проекты. И, наконец, своими афоризмами прославился как философ.

13 (25) января 1863 года в Петербурге в 2 часа и три четверти – написав последние стихи, «умер» за рабочим столом директор Пробирной Палатки Козьма Петрович Прутков.

История появления образа Козьмы Пруткова

Козьма Петрович Прутков – одно из удивительных и ярких порождений русской литературной и общественной жизни. Как известно, его самого, со всей биографией и родословной, с баснями, стихотворениями, пьесами, афоризмами, придумали поэт Алексей Константинович Толстой и его двоюродные братья – Алексей и Владимир Жемчужниковы. Свою лепту внесли и другие Жемчужниковы – Александр и Лев, а также поэт Петр Павлович Ершов (1815-1869). Лев Жемчужников вместе с художниками Бейдеманом и Лагорио придумали живописный образ Пруткова, создав его портрет.

Летом 1851 года братья Жемчужниковы и Алексей Толстой жили в Павловке (ныне Долгоруковский район), в имении, где все они любили проводить время, шутить и насмешничать. Находилось оно километрах в двух от долгоруковского села Вязовое. Там были барский дом с мезонином, служебные постройки, сад с липовыми аллеями и два пруда. Любимым занятием Алексея Толстого было эпистолярное балагурство, Алексей Жемчужников писал комические пьесы для домашнего театра, Владимир выказывал способности пародиста-имитатора, Александр слыл неистощимым изобретателем головокружительных и рискованных проделок, острословом, сочинителем нелепиц, стилизованных под басни. Так в Павловке и появилось первое прутковское творение – басня «Незабудки и запятки», которую придумал Александр Жемчужников для «шутки». Тем же летом он при содействии брата Алексея написал ещё два подобных произведения: «Кондуктор и тарантул», «Цапля и беговые дрожки». А Алексей тогда же добавил к ним ещё парочку: одно написанное самостоятельно, другое – с братом Александром.

В письме к А. Н. Пыпину Владимир Жемчужников писал: «Когда писались упомянутые басни, то в шутку говорилось, что ими доказывается излишество похвал Крылову и др., потому что написанные теперь басни не хуже тех. Шутка эта повторялась и по возвращении нашем в Санкт-Петербург и вскоре привела меня с братом Алексеем и графом А. Толстым (брат Александр был в то время в Оренбурге) к мысли писать от одного лица, способного во всех видах творчества. Эта мысль завлекла нас, и создался тип Козьмы Пруткова». Там же: «Нравственный и умственный образ К. Пруткова создался, как говорит мой брат, не вдруг, а постепенно, как бы сам собою, и лишь потом дополнялся и дорисовывался нами сознательно». В. М. Жемчужников, служа в 1854-1855 годах в Тобольске, познакомился там с известным сочинителем сказки «Конек-Горбунок» Петром Павловичем Ершовым и привлек его к участию в создании очень смешной оперетты «Черепослов, сиречь Френолог». П. П. Ершов передал ему несколько своих куплетов, написанных в 1837 году, с просьбой куда-нибудь их поместить, что и было сделано, они были помещены во вторую картину оперетты. Впоследствии произведение это представлено было публике под авторством Петра Федотыча Пруткова, отца Козьмы. Так явился на свет в своем роде единственный во всей русской литературе поэт-чиновник, имеющий свою родословную и обремененный многочисленной родней.

В 1852 году возникающий автор стал называться Кузьмой (по имени жемчужниковского камердинера) Прутковым (Козьмою он стал лишь в 1876 – об этом позаботился проказливый брат Александр). В это же время Кузьма Петрович получил невысокий, но вполне солидный чин «по министерству финансов», сделавшись директором Пробирной Палатки (таковая действительно имелась, хотя и в другом ведомстве) и обрел две главнейшие черты: полное отсутствие чувства юмора и не ведающее границ усердие («усердие все превозмогает», – гласил один из его афоризмов).

Для читающей публики имя Козьмы Пруткова появилось впервые в 1854 году в «Литературном ералаше» – юмористическом приложении к «Современнику», где были опубликованы «Досуги Козьмы Пруткова». Это было целое собрание, включающее не менее половины всего творческого наследия Пруткова. После «Досугов» Козьма Прутков надолго умолк. Лишь через пять лет в «Современнике» появилось небольшое дополнение к «Досугам» под названием «Пух и перья. К Досугам Козьмы Пруткова». В том же 1860 году в четырех номерах сатирического журнала «Искра» печатались «Мысли и афоризмы» и анекдоты «Из записок моего деда», которые тоже представляют собой добавление к «Досугам». Заключительная публикация Козьмы Пруткова появились в 1863 году в последнем, девятом номере «Свистка».

До 1917 года сочинения Пруткова выдержали 12 изданий. В советское время издания «Полного собрания сочинений Козьмы Пруткова» выходили много раз, дополнялись новыми материалами.

Произведения Козьмы Пруткова

  • Прутков К. Полное собрание сочинений / А. М. и В. М Жемчужниковы. – Пб., 1884. – 353 с.
  • То же. – 12-е изд. – Пб., 1916. – 256 с.
  • Прутков К. Полное собрание сочинений / вступ. ст. и примеч. П. Н. Беркова. – Доп. и сверенное по рукописям. – М.-Л. : Академия, 1933. – 637 с.
  • Прутков К. Полное собрание сочинений / вступ. ст., ред. и примеч. Б. Я. Бухштаба. – Л. : Сов. писатель, 1949. – 408 с. – (Б-ка поэта. Большая серия).
  • То же. – 2-е изд. – М.-Л., 1965. – 479 с.
  • Прутков К. Сочинения / вступ. ст. Д. И. Заславского; подгот. текста и примеч. А. К. Бабореко. – М. : Гослитиздат, 1955. – 419 с.
  • Прутков К. Сочинения / вступ. ст. В. Сквозникова; примеч. А. К. Бабореко. – М. : Худож. лит., 1974. – 448 с.
  • Прутков К. Сочинения Козьмы Пруткова / сост., предисл., примеч. и словарь Д. А. Жукова; рис. Н. В. Кузьмина. – М. : Дет. лит., 1983. – 303 с.: ил.
  • Прутков К. Сочинения Козьмы Пруткова / вступ. ст., коммент., Вл. Новикова. – М. : Книга, 1986. – 414 с.
  • Прутков К. Сочинения / вступ. ст. В. Сквозникова; коммент. А. К. Бабореко; ил. Н. Кузьмина. – М. : Правда, 1986. – 416 с. : ил.
  • Прутков К. Сочинения Козьмы Пруткова / предисл. Ф. Кривина; примеч. А. Бабореко. – М. : Худож. лит., 1987. – 335 с. – (Классики и современники. Русская классическая литература).
  • Прутков К. Сочинения Козьмы Пруткова. – М. : Терра, 1996. – 399 с.
  • Прутков К. Избранные произведения / вступ. ст., ред. и примеч. В. Десницкого. – Л. : Сов. писатель, 1939. – 396 с. – (Б-ка поэта. Малая серия).
  • Прутков К. Драматические произведения. – М. : Искусство, 1974. – 160 с.
  • Прутков К. Плоды раздумья: мысли и афоризмы. – М. : Худож. лит., 1990. – 319 с.
  • Прутков К. Пух и перья: мысли и афоризмы. – М. : Эксмо-Пресс, 2000. – 399 с. – (Антология мудрости).
  • Прутков К. Пух и перья : мысли и афоризмы. – М. : Эксмо, 2004. – 400 с. – (Антология мудрости).
  • Прутков К. Проект введения единомыслия в России. Любовь и Силин / вступ. ст. П. К. Губера. – П.-М. : Радуга, 1923. – 48 с.

Литература о жизни и творчестве К. П. Пруткова

  • Заславский Д. Козьма Прутков и его родители // Литературное наследство. – М., 1932. – Т. 3. – С. 197-201.
  • Берков П. Н. Козьма Прутков директор пробирной палатки и поэт : к истории русской пародии / П. Н. Берков. – Л. : Академия наук СССР, 1933. – 225 с.
  • Жуков Д. Козьма Прутков и его друзья. – М.: Худож. лит., 1983. – 384 с.
  • Морозова М. К. Мои воспоминания : [о семье Жемчужниковых] // Наше наследие. – 1991. – № 6. – С. 94.
  • Христенко Н. Историческая ответственность за Козьму Пруткова : [братья Жемчужниковы и А. К. Толстой] // Сельские зори [Долгоруков. р-н]. – 2001. – 16 мая.
  • Елецких А. Нравится ли землякам сатира : [Козьма Прутков и Долгоруков. р-н] // Сельская жизнь. – 2001. – 11 сент. – С. 4.
  • Боков Н. Козьма Прутков родился под Ельцом : [о братьях Жемчужниковых] // Липецкий меридиан. – 2003. – 12 апр. (№ 2). – С. 4.
  • Шальнев Б. Как звали Козьму Пруткова? // Липецкая газета. – 2006. – 23 февр. – С. 7.
  • Варфоломеев П. Где родился Козьма Прутков? // Труд. – 2006. – 3 мая. – С. 3.
  • Зорин В. Потомок Гоголя, предок Чехова : [о Козьме Пруткове и его «родителях», А. М. и В. М. Жемчужниковых] // Добрый вечер. – 2008. – 26 марта-1 апр. (№ 13). – С. 15.
  • Павлова (Дедяева) Т. Память детства хранит : [учитель с. Верхний Ломовец об имении Жемчужниковых в Долгоруков. р-не – Павловке] // Сельские зори [Долгоруков. р-н]. – 2011. – 12 марта.
  • Гришаев А. Козьма Прутков родился на Павловской даче: [д. Павловка Долгоруков. р- на – родовое имение Жемчужниковых] // Регион. Вести. – 2011. –7 июля (№ 27). – С. 7.
  • Русские писатели 1800-1917: биогр. словарь. – М.: Просвещение, 1990. – Т. 2. – С. 171-173.
  • Козьма Прутков // Козьма.ру: персональный сайт сочинителя: официальный сайт русского абсурда в мировом хаосе и не менее официальный сайт Оргкомитета премии «Чугунный Козьма». – Режим доступа : http://www.kozma.ru.
  • Козьма Прутков, вымышленный писатель : сайт. – Режим доступа : http://www.prutkov.org.ru/.
  • Прутков Козьма : сайт. – Режим доступа : http://prutkov.lit-info.ru/.
  • Козьма Прутков : сайт. – Режим доступа: http://kozmaprut.narod.ru/.
  • Козьма Прутков // Лучшие русские поэты и стихи : сайт. – Режим доступа: http://er3ed.qrz.ru/prutkov.htm.
  • Прутков Козьма Петрович: Сочинения // Lib.ru: «Классика» : сайт. – Режим доступа : http://az.lib.ru/p/prutkow_k_p/.

Афоризмы Козьмы Пруткова

  • Время подобно искусному управителю, непрестанно производящему новые таланты взамен исчезнувших.
  • Не растравляй раны ближнего, страждущему предлагай бальзам... Копая другому яму, сам в нее попадешь.
  • Не все стриги, что растет.
  • Чрезмерный богач, не помогающий бедным, подобен здоровенной кормилице, сосущей с аппетитом собственную грудь у колыбели голодающего дитяти.
  • Бросая в воду камешки, смотри на круги, ими образуемые; иначе такое бросание будет пустою забавою.
  • Человек, не будучи одеян благодетельною природою, получил свыше дар портного искусства.
  • Нет на свете государства свободнее нашего, которое, наслаждаясь либеральными политическими учреждениями, повинуется вместе с тем малейшему указанию власти.
  • Память человека есть лист белой бумаги: иногда напишется хорошо, а иногда дурно.
  • Жизнь – альбом. Человек – карандаш. Дела – ландшафт. Время – гумиэластик: и отскакивает, и стирает.
  • Добродетель служит сама себе наградой; человек превосходит добродетель, когда служит и не получает награды.
  • Не всякому человеку даже гусарский мундир к лицу.
  • Если ты голоден и наг
    Будь тебе утехой учебный шаг.
  • На чужие ноги лосины не натягивай.
  • Всегда держись начеку!
  • Чем скорее проедешь, чем скорее приедешь.
  • Не шути с женщинами: эти шутки глупы и неприличны.
  • Под сладкими выражениями таятся мысли коварные: так, от курящего табак нередко пахнет духами.
  • Начало ясного дня смело уподоблю рождению невинного младенца: быть может, первый не обойдется без дождя, а жизнь второго без слез.
  • Если у тебя спрошено будет: что полезнее, солнце или месяц? – отвечай месяц. Ибо солнце светит днем, когда и без того светло, а месяц – ночью. Но, с другой стороны: солнце лучше тем, что светит и греет; а месяц только светит, и то лишь в лунную ночь!
  • Смотри вдаль – увидишь даль; смотри в небо – увидишь небо; взглянув в маленькое зеркальце, увидишь только себя.
  • Усердный в службе не должен бояться своего незнания, ибо каждое новое дело он прочтет.
  • Что имеем – не храним; потерявши – плачем.
  • Усердие все превозмогает!
  • Влюбленный в одну особу страстно – терпит другую только по расчету.
  • Что есть лучшего? – Сравнив прошедшее, свести его с настоящим.
  • Подавая сигналы в рог,
    Будь всегда справедлив, но строг.
  • Глядя на мир, нельзя не удивляться!
  • Глупейший человек был тот, который изобрел кисточки для украшения и золотые гвоздики на мебели.
  • Почти всякое морщинистое лицо смело уподоблю груше, вынутой из компота.
  • Вещи бывают великими и малыми не только по воле судьбы и обстоятельства, но также по понятиям каждого.
  • Хорошего правителя справедливо уподобляют кучеру.
  • Смерть для того поставлена в конце жизни, чтобы удобнее к ней приготовиться.
  • Единожды солгавши, кто тебе поверит?
  • Никто не обнимет необъятного.
  • Принимаясь за дело, соберись с духом.
  • Умная женщина подобна Семирамиде.
  • В спертом воздухе при всем старании не отдышишься.
  • Не во всякой игре тузы выигрывают!
  • Почти всякий человек подобен сосуду с кранами, наполненному живительною влагою производящих сил.
  • Полезнее пройти путь жизни, чем всю вселенную.
  • В летнее время, под тенью акации
    Приятно мечтать о дислокации.
  • Благополучие, несчастие, бедность, богатство, радость, печаль, убожество, довольство суть различные явления одной исторической драмы, в которой человеки репетируют роли свои в назидание миру.
  • Ничто существующее исчезнуть не может – так учит философия; и потому несовместно с Вечною Правдой доносить о пропавших без вести!
  • Зачем, – говорит эгоист, – стану я работать для потомства, когда оно ровно ничего для меня не сделало? – Несправедлив ты, безумец! Потомство сделало для тебя уже то, что ты, сближая прошедшее с настоящим и будущим, можешь по произволу считать себя: младенцем, юношей к старцем.
  • Философ легко торжествует над будущею и минувшею скорбями, но он же легко побеждается настоящею.
  • Обручальное кольцо есть первое звено в цепи супружеской жизни.
  • Легче держать вожжи, чем бразды правления.
  • В сепаратном договоре не ищи спасения.
  • Что о тебе скажут другие, коли ты сам о себе сказать не можешь?
  • Многие вещи нам не понятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
  • Иного прогуливающегося старца смело уподоблю песочным часам.
  • Перо, пишущее для денег, смело уподоблю шарманке в руках скитающегося иностранца.
  • И устрица имеет врагов!
  • Что есть хитрость? – Хитрость есть оружие слабого и ум слепого.
  • Женатый повеса воробью подобен.
  • Первый шаг младенца есть первый шаг к его смерти.
  • Продолжать смеяться легче, чем окончить смех.
  • Вытапливай воск, но сохраняй мед.
  • Пороки входят в состав добродетели, как ядовитые снадобья в состав целебных средств.
  • Всякий необходимо причиняет пользу, употребленный на своем месте. Напротив того: упражнения лучшего танцмейстера в химии неуместны; советы опытного астронома в танцах глупы.
  • В коммерции нет дружбы.
  • Верующий не боится напастей, но при невзгоде судьбы не отчаивается.
  • Чужой нос другим соблазн.
  • На беспристрастном безмене истории кисть Рафаэля имеет одинаковый вес с мечом Александра Македонского.
  • Земной шар, обращающийся в беспредельном пространстве, служит пьедесталом для всего, на нем обретающегося.
  • Век живи – век учись! И ты наконец достигнешь того, что, подобно мудрецу, будешь иметь право сказать, что ничего не знаешь.
  • Слабеющая память подобна потухающему светильнику.
  • Часами измеряется время, а временем жизнь человеческая; но чем, скажи, измеришь ты глубину Восточного океана?
  • Ветер есть дыхание природы.
  • Смотри в корень!
  • Не робей перед врагом: лютейший враг человека – он сам.
  • Эгоист подобен давно сидящему в колодце.
  • Козыряй!
  • Человеку даны две руки на тот конец, дабы он, принимая левою, раздавал правою.
  • Покорность охлаждает гнев и дает размер взаимным чувствам.
  • Магнит показывает на север и на юг; от человека зависит избрать хороший или дурной путь жизни.
  • Двое несчастных, находящихся в дружбе, подобны двум слабым деревцам, которые, одно на другое опершись, легче могут противиться бурям и всяким неистовым ветрам.
  • Усердный врач подобен пеликану.
  • Нет адъютанта без аксельбанта.
  • Не завидуй богатству: французский мудрец однажды остроумно заметил, что сетующий господин в позлащенном портшезе нередко носим веселыми носильщиками.
  • Болтун подобен маятнику: того и другой надо остановить.
  • Кто мешает тебе выдумать порох непромокаемый?
  • Гений подобен холму, возвышающемуся на равнине.
  • Если хочешь быть счастливым, будь им.
  • Человек раздвоен снизу, а не сверху, – для того, что две опоры надежнее одной.
  • Не в совокупности ищи единства, но более – в единообразии разделения.
  • Прежде, чем познакомишься с человеком, узнай: приятно ли его знакомство другим?
  • Иногда достаточно обругать человека, чтобы не быть им обманутым.
  • Душа индейца, верящего в метемпсихозию, похожа на червячка в коконе.
  • На дне каждого сердца есть осадок.
  • Весьма остроумно замечает Фейербах, что взоры беспутного сапожника следят за штопором, а не за шилом, отчего и происходят мозоли.
  • Бердыш в руках воина то же, что меткое слово в руках писателя.
  • Имея в виду какое-либо предприятие, помысли, точно ли оно тебе удастся.
  • Возобновленная рана много хуже противу новой.
  • Купи прежде картину, а послу рамку!
  • Знай, что мудрость уменьшает жалобы, а не страдания!
  • Поощрение столь же необходимо гениальному писателю, сколь необходима канифоль смычку виртуоза. Многие люди подобны колбасам: чем их начинят, то и носят в себе.
  • Неправое богатство подобно кресс-салату, – оно растет на каждом войлоке.
  • Моменты свидания и разлуки суть для многих самые великие моменты в жизни.
  • Вред и польза действия обуславливаются совокупностью обстоятельств.
  • Исполнение предприятия приятно щекочет самолюбие.
  • Коэффициент счастья в обратном содержании к достоинству.
  • В глубине всякой груди есть своя змея.
  • Если у тебя есть фонтан, заткни его; дай отдохнуть и фонтану.
  • Если хочешь быть спокоен, не принимай горя и неприятностей на свой счет, но всегда относи их на казенный.
  • Только в государственной службе познаешь истину.
  • Не поступай в монахи, если не надеешься выполнить обязанности свои добросовестно.
  • Лучшим каждому кажется то, к чему он имеет охоту.
  • Ревнивый муж подобен турку.
  • Спокойствие многих было бы надежнее, если бы дозволено было относить все неприятности на казенный счет.
  • Не ходи по косогору, сапоги стопчешь!
  • Отыщи всему начало, и ты многое поймешь.
  • Наука изощряет ум, ученье вострит память.
  • Иной певец подчас хрипнет.
  • Говоря с хитрецом, взвешивай ответ свой.
  • Любовь, поддерживаясь, подобно огню, непрестанным движением, исчезает с надеждою и страхом.
  • Степенность есть надежная пружина в механизме общежития.
  • Всякая человеческая голова подобна желудку: одна переваривает входящую в оную пищу, а другая от нее засоряется.
  • Всякая вещь есть форма проявления беспредельного разнообразия.
  • Ногти и волосы даны человеку для того, чтобы доставить ему постоянное, но легкое занятие.
  • Нет столь великой вещи, которую не превзошла бы величиною еще большая. Нет вещи столь малой, в которую не вместилась бы еще меньшая.
  • Брак – дело важное, когда даешь ты слово Лишь сердца слушайся, и никого другого.
  • Бывает, что усердие превозмогает и рассудок.
  • Самый отдаленный пункт земного шара к чему-нибудь да близок, а самый близкий от чего-нибудь да отдален.
  • Не всякая щекотка доставляет удовольствие!
  • Люби ближнего, но не давайся ему в обман!
  • Мудрость, подобно черепаховому супу, не всякому доступна.
  • Если хочешь быть красивым, поступи в гусары.
  • Что скажут о тебе другие, коли ты сам о себе ничего сказать не можешь?
  • Скрывая истину от друзей, кому ты откроешься?
  • Пояснительные выражения объясняют темные мысли.
  • От малых причин бывают весьма важные последствия; так, отгрызение заусенца причинило моему знакомому рак.
  • Специалист подобен флюсу: полнота его односторонняя.
  • Щелкни кобылу в нос – она махнет хвостом.
  • Бди!
  • Не будь цветов, все ходили бы в одинаковых одеяниях!
  • Чувствительный человек подобен сосульке; пригрей его, он растает.
  • Дружба согреет душу, платье – тело, а солнце и печка – воздух.
  • Три дела, однажды начавши, трудно кончить: а) вкушать хорошую пищу; б) беседовать с возвратившимся с похода другом; в) чесать, где чешется.
  • Ничего не доводи до крайности: человек, желающий трапезновать слишком поздно, рискует трапезновать на другой день поутру.
  • Пища столь же необходима для здоровья, сколь необходимо приличное обращение человеку образованному.
  • Взирая на солнце, прищурь глаза свои, и ты смело разглядишь в нём пятна.
  • Девицы вообще подобны шашкам: не всякой удается, но всякой желается попасть в дамки.
  • Самолюбие и славолюбие суть лучшие удостоверения бессмертия души человеческой.
  • Лучше скажи мало, но хорошо.
  • Не прибегай к щекотке, желая развеселить знакомую, – иная назовет тебя за это невежей.
  • Здоровье без силы – то же, что твердость без упругости.
  • Зачем, – говорит эгоист, – стану я работать для потомства, когда оно ровно ничего для меня не сделало? – Несправедлив ты, безумец! Потомство сделало для тебя уже то, что ты, сближая прошедшее с настоящим и будущим, можешь по произволу считать себя: младенцем, юношей к старцем.
  • Взирая на высоких людей и высокие предметы придерживай картуз свой за козырек.