Я не участвую в войне, она участвует во мне. Лучшие работы
Государственное бюджетное учреждение культуры

Липецкая областная
универсальная научная библиотека

Инстаграм ЛОУНБ ЛОУНБ ВКонтакте Канал ЛОУНБ на youtube

Я не участвую в войне, она участвует во мне. Лучшие работы

Подведены итоги третьего этапа конкурса "Хвалебное слово о книге".

I место - Виктория Арутюнян

Е. Ильина «Четвертая высота»

I. Я – Марионелла Королёва. Все друзья и знакомые зовут меня Гулей. Подходит ли это имя для молодой женщины? Не знаю... Сейчас о таких мелочах думать некогда: враг не дремлет. Тем июньским утром, когда мама и Серёжка разбудили меня и сообщили страшную новость о войне, в жизни всё резко переменилось. Нет, мы не сдадимся и будем биться до конца. Дело наше правое, а значит, победа за нами! Я должна идти на фронт... Но пока это невозможно. Скоро на свет появится маленький Саша. Надо жить ради него. Надо его уберечь.

II. Мы в глубоком тылу, в Уфе. Саша, получивший домашнее прозвище «Ёжик», познаёт мир, радуется всему новому и не ведает, что где-то поблизости рвутся снаряды и погибают люди. Недавно я прочитала заметку о фашистской лётчице Хелене Рейч. Она расстреляла беззащитных детей! Не могу поверить и осознать, как легко человек становится животным. Хотя животные не нападают без причины. Странно, страшно... Всё новые и новые скупые сводки: наши войска оставили Киев! Киев, милый город детства, спутник юношеских лет! И по этим улицам сейчас ходят ОНИ... Это не для НИХ строили дворцы, не для НИХ разливалась река! Нет, слишком тяжело думать о случившемся. А что же будет с Москвой? Столица всегда такая светлая, торжественно-прекрасная... Сколько воспоминаний с ней связано. Где-то сейчас друзья детства и юности? Верно, воюют. Каждый приближает Победу. Не бойся, Ёжик, я буду жить для тебя. Или умру за тебя. Кто, кроме нас самих, защитит наших детей?..

III. Теперь я работаю в госпитале. Каждый день прихожу к бойцам и читаю им стихи и заметки о Родине, дежурю у постелей, помогаю писать письма и облегчить страдания раненых. Ах, какое счастливое утро сегодня! Москва за нами! Враг разбит! Столица освобождена! Прибегу и обрадую своих ребят. Как хорошо и легко на сердце, хочется цитировать всем знакомые строки Пушкина. Удивительный был человек: жил так давно, а его стихотворения до сих пор звучат мощно и пронзительно. Но и рядом с нами есть настоящие люди. Например, Саша, задумчивый сероглазый солдат. Ему едва минуло двадцать лет. В бою Саша потерял ноги и пальцы рук. До самой смерти он думал о Родине, о дружбе и мужестве.

А потом – ещё одна потеря. Моя потеря. Потеря Ёжика. Он больше никогда не увидит отца. Я не могу плакать. Я только повторяю одни и те же слова: «Не дожили до Победы». Не дожили... Ни солдат Саша, ни мой Серёжа... Но мы отомстим за них! Наш народ в едином порыве уничтожит врага. Иначе и быть не может. Я отомщу.

IV. Как трудно оставить сына. Как трудно уходить, когда понимаешь, что, может быть, не вернёшься. Но я записалась добровольцем на фронт. К оружию, в бой, на передовую! В медсанбате я смогу спасти чьи-то жизни... Смогу воевать за Серёжу, за Сашу, за Киев, за своего ребёнка, за маму и Фросю, за Мирру и дядю Опанаса, за всех, у кого отняли мир и покой. Мои новые подруги Люда и Ася – девушки, почти девочки. Так же молод боец по имени Кадыр. Мне запомнились его слова: «Пока глаза землю видят, драться будем». Конечно, будем. Но солдаты должны вернуться домой. На их долю выпало много бед. Каждый день – как последний: подготовка, бои, тактические перемещения. А они находят силы улыбаться, шутить, петь и танцевать. Иногда я забываю о том, что идёт война. В лесах по-прежнему щебечут птицы, журчат ручьи, распускаются цветы. Земля не потревожена врагом. Но нам пора на новый рубеж.

V. Я наконец-то оказалась на передовой и поняла простую истину: кроме жажды жизни, есть в человеке что-то ещё... Разум и воля. Именно воля помогает нам выполнять боевые задания до конца. Моя задача – помогать раненым. Один, другой, третий... Только бы не причинить им боль, только бы доставить в безопасное место! Времени думать о себе у меня нет. Слишком велика ответственность за жизнь тех, кто защищал Родину и остался без оружия и без сил на поле боя. Я переправляю бойцов через Дон. Несладко им приходится: осенью вода ледяная... Как хорошо, что когда-то я научилась хорошо плавать. Вспоминаю первый поход в разведку. Всё это похоже на сон. Как-то там мой Ёжик? Вот бы его увидеть! Однажды такой случай представился: мне предложили поехать учиться в Москву или стать секретарём политотдела дивизии. Но эта дорога – не моя. Уйти, оставить фронтовых товарищей? Нет! Не время! Мало просто выполнять свою работу. Надо помнить тех, кто уже не вернётся, и идти в бой с удвоенной, утроенной силой – не только за себя, но и за них.

VI. Начинается очередное сражение. Самое главное – взять высоту 56,8. Вот уже вдалеке развевается красный флаг! Наша высота! Теперь надо её удержать, пока не придёт подкрепление. Всё перемешалось... Я перебинтовываю раненых бойцов и стреляю по врагам, которые начали контратаку. Ничего! Мы сдюжим! Скоро подоспеет помощь! Лишь бы не отступать! Как в песне о тореадоре, в той самой детской песне: «Смелее в бой, тореадор!» Ребята! Как же так? На моих глазах погибает Митя Грещенко. Всё меньше и меньше солдат у орудий. Нельзя оставить высоту! Вперёд! В атаку! За мной!..

Письмо Гулиной маме:

«…Ваша дочь геройски вела себя в этих боях. Она молодец, бесстрашная, славная дочь нашей Родины. Её можно было видеть и с ранеными на руках, её можно было видеть и ведущей за собой бойцов в атаку, она и донесения успевала приносить. 23 ноября дочь ваша геройски погибла…»

 

II место - Бегунова Дарья

В. Быков «Круглянский мост»

…Я спрятался за ольховым кустом, ожидая, что будет дальше. Волнение окутало разум и все тело так сильно, что я не отпускал автомат ни на секунду, будто предчувствовал самое ужасное. Я держал его у сердца, ведь сейчас это единственная защита. Подняв взгляд, увидел, что в повозке с Митей не было Бритвина и Данилы. «Где они?» – я судорожно озирался.

В то время полицай подошел и снял карабин, а Митя вышел на дорогу. Повозка, груженая молоком и спрятанной взрывчаткой, была недалеко от моста. Митя должен был поджечь шнур, но сделал ли он это? Если полицай все поймет сразу, подойдя к повозке, парень погибнет. Что делать?

Громкий выстрел! Пот выступает на висках. Мысли путаются в голове. Я выбежал из кустарника, подходя к фашистам все ближе и ближе. Уже было неважно задание, неважен мост. Надо спасти Митю!

Теперь, когда я стоял перед недоумевающими глазами полицая, я размахнулся и что есть силы ударил его оружием. Все шло молниеносно. Я не успевал обдумывать свои действия, да и возможно ли было в тот момент что-то обдумать, предугадать? Оставалось теперь только прыгать в реку, находящуюся под мостом, пока его не взорвали, а там будь что будет. Взявшись за край пиджака Мити, потянул его к краю моста. Надо уже прыгать, надо… Но он вырывается у меня из руки. Он остался на мосту.

Я в метре от воды, а наверху стоит парень, он смотрит на меня, будто говоря: «Я должен остаться. Это мое предназначение». В уши, в нос ударяет вода, тело словно умирает в один момент, а перед глазами проносится вся короткая жизнь. А дальше только звук взрыва и больше ничего…

 

III место - Перова Евгения

Б. Васильев «А зори здесь тихие…»

«Война — это самое страшное, что может быть в жизни человека. Каково это просыпаться каждый день в четыре часа утра и идти не в школу, а на поле боя? Как это - убивать? Неужели было время, когда дети голодали и пытались выжить, а не учились высшей математике, отечественной и зарубежной литературе, правилам русского языка?» — думала я с утра девятого мая.

День Победы — самый значимый праздник в нашей стране. Ведь нет таких семей, которых бы не коснулась Великая Отечественная война. Это время было самое тяжелое для людей: блокадный Ленинград, Курская Дуга, битва под Сталинградом и такие значимые события можно перечислять бесконечно.

Я каждый год посещаю парад, который в этом году проходил на площади Победы. Это мероприятие дает возможность жителям города почувствовать себя одним целым, стоя рядом с совершенно незнакомыми людьми, мы вместе радуемся, вместе поем фронтовые песни. А еще во время Парада есть возможность увидеть ветеранов, поблагодарить их чистое небо над головой, за то, что у нас есть возможность жить в мирное время.

День был очень теплым, безветренным. На небе ни облачка, только высоко-высоко светило солнце. На деревьях пели птицы. По всей улице раздавался запах сирени, которая уже начала распуститься. Всё это навевало хорошее настроение.

Вернувшись домой, я увидела своих родителей, которые смотрели фильм «А зори здесь тихие», это было моё самое любимое кино. Я пересматривала его множество раз, и каждый раз плакала…

… Шел май 1942 года. В 171-м разъезде была тишь да благодать.

Я проснулась рано утром, ведь сегодня я должна была встретиться со своим новым командиром. «Почему с новым?» – спросите вы. У меня погибли все родные люди: мама, сестра, братишка. Их немцы всех из пулемета уложили. Сестренка моя последней упала… А меня эстонка спрятала в доме напротив, и я видела всё. Вы только представьте, видела гибель своих близких! Они и сейчас мне снятся, все до одного, как живые.

Вот я и пришла на фронт. Там Лужина встретила. Он меня защитил, пригрел. Мне очень нужна была поддержка, был необходим такой человек. Он спас меня. Спас от страшных мыслей, от неугасаемой боли где-то внутри, от себя самой.

И вот меня отправили, как говорят, «в хороший коллектив», я и ждала этой встречи.

Завели в комнату. Я немного растерялась. Да, столько уже пережила и все равно растерялась, даже смешно.

Девчонки из отряда говорили, что я похожа на русалку, что мои рыжие волосы были во мне самым красивым, а кожа моя была прозрачная. Многие восклицали, что меня в музей нужно, под стекло на черном бархате. Всё это было странно для меня в тот момент, ведь такого внимания я и не ожидала. Как же можно в музей, если враг разоряет семьи, убивает детей, женщин, стариков! Я хотела на фронт, хотела отомстить за свою семью, за всю страну.

С первого дня стало ясно, что я подружусь с Ритой, ведь мы понимали друг друга с полуслова, мы знали про жизнь каждой из нас, и никто никого не жалел и не сочувствовал, ведь понимали, что у обеих есть свои личные счеты с немцами.

В нашем отделении была замухрышка одна – Галка Четвертак. Худющая, востроносая. Но я её в бане отскребла, гимнастерку почистила да прическу сделала — расцвела Галка. В её глазах я увидела огонёк, который только что загорелся. Так и стали ходить мы вместе: Рита, Галка и я.

Как-то с утра Рита забежала к товарищу коменданту, она была напугана и встревожена чем-то. Васков открыл дверь не сразу, выглядел он так, как будто находится дома, как будто войны совсем нет. Но она, война, оказалась совсем рядом. В тот день Рита немцев в лесу увидела.

Именно с этого момента началась наша история. Нас было пять человек: Я, Галка, Лиза, Соня и Рита… Выбирали так: чтобы хоть стрелять умели. Взяли с собой сухой паек, патроны. Построились. Боялись ли мы? Боялись, но не фашистов. Боялись не выполнить задание, струсить в нужный момент или промахнуться. И вот мы со старшим группы Васковым отправляемся на настоящее боевое задание: коротким путем идем к Вопь-озеру, где надо задержать диверсантов…

Проснувшись, я была готова идти в лес, воевать с немцами, отомстить им за свою семью, но вскоре поняла, что сон это был. Поняла, так как небо из окна увидела чисто-чистое, а рядом услышала голос мамы, которая звала меня ужинать.